Семья мужа платит мне 40 тысяч в месяц, чтобы я не ушла от него

Мой муж всегда был невероятно популярным. Спортсмен, красивый, высокий. Я стараюсь помнить его таким. Однако сейчас Егор изменился до неузнаваемости, поэтому сохранять это воспоминание стало очень сложно…

Мой муж пережил инсульт, когда в один самый обыкновенный день мыл во дворе свою машину. Он был на грани смерти, но выкарабкался. Однако Егор остался инвалидом, практически овощем. Теперь вся моя жизнь свелась к тому, чтобы ухаживать за ним, ведь самостоятельно он ничего не может. А я ведь совсем не старуха, мне всего тридцать три. Разве я заслужила подобное бремя?

Прогнозы врачей неутешительны: Егор никогда не поправится, реабилитация ничем не поможет. Если я помогаю ему, мой муж может двигаться при помощи костыля, но он сильно хромает. Его правая рука полностью перестала шевелиться. На лбу Егора виден существенный дефект.

Многие могут сказать, что для настоящей любви это всё не имеет значения. Но я смотрю на вещи более реалистично.

Я не могу даже взять своего мужа за руку, ведь он больше не способен сжать пальцы. Мы не живём полной жизнью, я лишь работаю как ломовая лошадь, изо всех сил стараясь обеспечить его существование. Мне никто не помогает. О какой любви может идти речь? Я просто не справляюсь.

Вот уже несколько лет я тяну эту лямку. Были минуты, когда я срывалась. Тогда я собирала вещи для себя и сына и чётко решала, что нужно уходить.

Мой сын Лёша ещё совсем маленький – ему всего лишь шесть, – но он прекрасно видит, как я несчастна. Был момент, когда мне пришлось лечь в больницу, и это было лучшее время за последние годы. Я была так счастлива! Это говорит о многом.

Родня мужа тоже видела, в каком я состоянии. Они были недовольны мыслью о том, что я брошу супруга на них и уйду. Чтобы избежать подобного, они решили начать мне платить.

Родственники начали давать мне деньги, которые я могла тратить на дом, на лекарства для Егора и на себя. Однажды они купили мне сертификат на процедуры в спа, которые я посетила вместе с мужем: там всё было приспособлено для инвалидов.

Я понимаю, почему они так поступают. Ведь они думают о своих интересах и об интересах Егора. Но только вот обо мне никто не думает.

Егор почти не говорит, его речь слишком медленная и невнятная, чтобы можно было вести с ним диалог. Даже с младенцами проще общаться, чем с этим человеком.

Конечно, я всё ещё люблю своего мужа. Я стараюсь всё для него делать. Мне кажется, он ценит мои усилия. Наверняка он даже понимает, что я предпочла бы жить своей жизнью вместо подобного жалкого существования в качестве его сиделки.

Деньги мне платят немаленькие. Мне не хочется проявлять неблагодарность, но я уже не справляюсь, несмотря ни на что. Уход от мужа не кажется благородным поступком, но разве я обязана жертвовать своей жизнью ради человека, который никогда не сможет стать прежним? Надеюсь, что рано или поздно я смогу уйти…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Семья мужа платит мне 40 тысяч в месяц, чтобы я не ушла от него